Депутаты Госдумы всеми правдами и неправдами стараются вывести догхантеров из под действия новой редакции ст. 245 УК РФ.
О том КАК и ЗАЧЕМ они это делают читатели узнают из нижеприведенной статьи ! 

Многие добрые жители России сегодня ломают головы над тем, почему Госдума так упорно не желает принимать законы ограничивающие произвол живодёров, безнаказанно мучающих и пытающих братьев наших меньших , в своё удовольствие !?

Чтобы найти ответ на этот вопрос корреспондент «НИ» принял участие в импровизированной пресс-конференции, которую, по собственной инициативе, устроил в соц.сети ВКонтакте депутат Александр Грибов. ( Некоторые известные защитники животных называют его главным инициатором сохранения стабильности позорного Status quo , согласно которому Россия будет ещё долго пребывать на 142-м месте в Мире по милосердию к животным. )

Для тех, кто не знает предыстории проблемы, опишем её кратко :

8-го декабря 2017 года Госдума приняла во втором чтении законопроект, якобы, ужесточающий ответственность за жестокое обращение с животными. Данное законотворчество сразу же подверглось резкой критике со стороны защитников животных, которые назвали эту правовую норму «мертворожденной» , ибо новая редакция ст. 245 УК РФ не имеет принципиальных отличий от прежней, неработающей.

Напомним, что хотя в СМИ ежедневно появляются по нескольку сообщений о всё новых и новых вопиющих случаях издевательства над животными, наказывать за подобные злодеяния правоохранители не спешат, ссылаясь на записанные в законе условия, ограничивающие применение мер наказания прописанных в тексте ст. 245 УК РФ.

А именно : само по себе жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, не является преступлением. Содеянное криминализировано законодателем только при обязательном наличии одного из четырех признаков: садистские методы, присутствие малолетних, корыстные или хулиганские побуждения.

То есть в данной правовой норме зияют широченные прорехи, словно специально придуманные для облегчения ухода преступников от ответственности. И все они благополучно перекочевали в новую редакцию ст. 245 УК РФ, которую её авторы, ничтоже сумняшеся, выдают за венец гуманизма в законодательстве о животных.

Вероятно именно поэтому Александр Грибов и решил провести разъяснительную работу среди «неразумных зоозащитников», которые недооценили законотворческие усилия депутатов Государственной думы.


Прежде чем начать отвечать на вопросы депутат пожаловался : «меня в Инстаграм, после того, как на Зооправо переиначили все, что можно, начали линчевать, угрожать и многое другое».

Видимо он имел ввиду пассаж руководителя ассоциации юристов «Зооправо» Анастасии Федюниной , который начинался словами : » Власть хотела пойти на встречу, но тут на землю спустилась тьма и депутат Грибов предложил потренироваться на кошках, подложив свинью Путину… Депутат Грибов А.С. предложил Закон принять, а потом посмотреть как эта норма будет эффективна…»

Поскольку сам я не присутствовал на том самом заседании Думы, то оставляю сию эмоционально высказанную оценку на совести госпожи Федюниной.


Затем пошли собственно вопросы и ответы. Сразу двое зоозащитников задали вопрос о том, подпадает ли под действие новой ст. 245 убийство собак и кошек с целью поедания :

Людмила Колдомасова : «Александр Грибов, а если бездомную собаку поймали и съели, за это не будет наказания?!»

Ирина Евдокимова : «У нас массово убивают собак и едят, как можно наказать?»

Александр Грибов ответил так : «Коллеги. Сразу поясню позицию. Много звучит комментариев: «а если кто-то скажет». Есть обязанность у правоохранительной системы расследовать преступления. Убийца тоже может что угодно сказать, но есть задача выявить все обстоятельства совершения преступления. По средней тяжести и проектируемой второй части 245 статьи расследование будет по форме следствия, но эту обязанность никто не снимал и с дознавателя. Употребить в пищу это не мотив. Это в первую очередь жестокое обращение в результате которого наступила гибель. Хулиганские мотивы — вызов обществу, налицо, не путать с трактовкой статьи «хулиганство». Садизм на на 100% сопряжён с хулиганскими мотивами. Часть 2. Следствие обязано расследовать.»

Затем последовали сразу три вопроса.

Веля Гилязова спросила : «случай с задавленным ( грузовиками ) медведем в Якутии. Как Вы думаете это незаконная охота или жестокое обращение?»

Николай Морозов : » причинение увечий животному или его убийство из-за личной неприязни к хозяину или из мести, или из-за желания реализовать свои сексуальные потребности, или прикрываясь ложно полезными побуждениями (чем обычно прикрываются догхантеры), или убийство животного просто потому, что «надоело», под какие побуждения можно «подвести»? Под хулиганские или корыстные? Почему вообще для основного состава преступления нужны квалифицирующие признаки? Куда пропала просто «группа лиц» из второй части? «

Людмила Колдомасова : «допустим, взяли «добрые люди» и потравили всех бездомных собак и кошек по округе, ссылаясь на то, что, якобы, бездомные кошки и собаки могут переносчиками разных болезней. Где тут корысть и хулиганство?»

Александр Грибов : » — если животное погибло, это гибель. Съели, сбили — неважно. Далее нужно доказать умысел, по 245 он почти всегда прямой, но редко бывает и косвенный. Корысть — то редкость, тут многие правы, это собачьи или петушиные бои, продажа…Хулиганские мотивы. Это не статья Хулиганство. Это демонстрация явного неуважения к обществу. Есть пленум ВС по хулиганству, где описано. Оружие или то, что используется как оружие — ружье, ножи, палки — всегда хулиганство. Почему и говорю: при малолетнем, садизме, транслируя это — это всегда хулиганские побуждения. Про догхантеров: отдельный пункт в части 2. в отношении нескольких животных. Это однозначное хулиганство. Чтобы они не пели в оправдание и по части 2 расследовать будет следователь, можно в СИЗО заключать.»

После этого в беседу вступил Фонд развития зоогуманизма «Добрый Мир» со словами :

«Александр Грибов, не наводите тень на плетень. По нашему мнению, ваш закон дал зелёный свет догхантерам и прочим живодерам. 1. Из преамбулы никуда не делись те же самые «квалифицирующие признаки», которые и раньше не позволяли применять эту статью на практике. А именно: ответственность за даже самое окаянное живодерство наступает лишь при условии, что полицейские смогут и захотят доказать, что имели место быть хулиганские либо корыстные побуждения.

Иными словами, если некто заявит следователю, что он гуманно отравил вашу собаку или кошку вовсе не из хулиганских/корыстных побуждений, а из чувства личной неприязни к её владельцу, — то подонок будет тут же отпущен ввиду отсутствия состава преступления!

2. Ещё больший простор для продолжения злодеяний новая редакция с. 245 УК РФ предоставляет камрадам -догхантерам. Ведь в их «Манифесте» указано, что губят они лучших друзей человека не корысти ради, а токмо в целях обеспечения общественного блага и безопасности.

3. Не меньше радости доставит законотворческая инновация депутатов всевозможным изуверам, которые, отныне, смогут гордо заявлять, что они гуманно повесили/распяли/сожгли чёрную кошку или жёлтую курицу не из хулиганских, а чисто из религиозных соображений, — в качестве жертвы своему богу. Например Барону Субботе или Бафомету.»

 

На это депутат Грибов возразил так : » не закон ловит живодеров, а правоохранители. Можно пинать закон, депутатов и т.п. Но работу силовиков никто не заменит. Я считаю, что увеличение сроков и изменение подследственности должно дать результат…» и добавил : » «Догхантерство» это хулиганство на 1000%, вызов обществу, неуважение к обществу! часть 2, до 5 лет!»

Последовала реплика от Людмилы Колдомасовой : « то есть, если бедный и голодный бомж съел собаку — это хулиганство? «


Фонд развития зоогуманизма «Добрый Мир» внёс своё предложение :

«Если бы ваша «Дума» действительно хотела принять ХОРОШИЙ закон, то надо было выкинуть из преамбулы статьи 245 слова » Жестокое обращение с животными, повлекшее их гибель или увечье, если это деяние совершено из хулиганских побуждений или из корыстных побуждений, — наказывается… «

и вместо них вставить :

«Жестокое обращение с животным — обращение с животным, которое привело или может привести к гибели, увечью или иному повреждению здоровья животного (включая истязание животного, в том числе голодом, жаждой, побоями, иными действиями), нарушение требований к содержанию животных установленных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (в том числе отказ владельца от содержания животного), причинившее вред здоровью животного, либо неоказание при наличии возможности владельцем помощи животному, находящемуся в опасном для жизни или здоровья состоянии , — наказывается… «


На это Александр Грибов ответил ассиметрично : «… Я извиняюсь за эмоции, но я третьи сутки пишу ответы на абсолютно не имеющие ничего общего с правом комментарии. Я 14 лет занимаюсь уголовным правом, кандидат наук. Возможно все привыкли видеть депутата толстым человеком на заднем сидении большой машины и оторванного от реалий, но вот тут не надо штампов. Объясните тем, кто это пишет, что 245 посягает на общественную нравственность. Не на жизнь и здоровье животного. Почему? Потому что что такое по Гражданскому кодексу животное? Вот именно. РЕчь об УК. Не надо фантазий, не надо аналогий с преступлениями против личности. ЭТО ЗАРУБЯТ в правовом управлении. Дополнительно. Вы в курсе, что Верховный суд был против санкции до 5 лет? Поэтому прописали множество признаков квалифицирующих в статье, чтобы это обосновать, в части 2. И то, что я говорил с трибуны Думы. И со мной согласился коллега Николай Морозов: только после того, как будет понятно что можно, а что нельзя в БАЗОВОМ законе, можно об этом будет говорить с позиции поправок в УК»

Примерно также отвечал депутат Грибов и на все остальные вопросы, причём даже самые конкретные, навроде : » а если нерадивые хозяева выбросили домашнее животное на улицу , лишив своего питомца еды и воды, крова… это будет наказуемо?..»


Поэтому одна из участниц беседы Ирина Одинцова не выдержала и высказалась без обиняков : » Защита животных говорит и просит одно. А вы принимаете совсем другое. Такое чувство,что Все законы на стороне догхантеров. Я не юрист и правильно написать текст не могу, но сколько грамотных людей Вам пишут . Пожалуйста примите во внимание тексты юристов зоозащиты. Я написала как простой гражданин. Которого волнует эта тема. Нет сил смотреть на то что творится в округ.»

 

На этом фоне вполне естественным выглядело предположение вашего покорного слуги :

«Неужели я был прав, когда писал, что партии ЕР выгодно безмятежное существование живодеров в России !? Разве вы не видите сами реакцию защитников животных ( за исключением «пятой колонны», разумеется ) которые глубоко возмущены вашим саботажем милосердия и готовят новые акции протеста !?»

 

Аналогичный вопрос в ещё более острой форме задавался депутату Госдумы от партии «Единая Россия» и ранее, в Инстаграме :»… Или живодёры полезны вашей партии ? Ибо они оттягивают на себя протестные настроения😡 свойственные молодёжи. А людям взрослым позволяют «спускать пар» в гневных комментариях соцсетей и, иногда, выходить на митинги, чтобы почувствовать себя героями.Иными словами, живодёрство в России это тот самый , пресловутый, «последний клапан» с помощью свистков через который власти отвлекают народ от возмущения их собственными, куда большими злодеяниями, и переводят стрелки на догхантеров и прочих извращенцев.А те и рады стараться во славу ЕР. Благо знают теперь твёрдо, что ничего за это им не будет !»

Однако депутат, как обычно, ответил уклончиво :

Тем не менее диалог с депутатом принёс кой-какие плоды. На своей странице ВКонтакте Александр Грибов написал следующее :

 

В пятницу на заседании ГосДумы состоялась бурная дискуссия по поводу поправок в Уголовное законодательство, которые должны защитить животных от жестокого обращения и стать реальным инструментом в руках правоохранителей в борьбе с живодерами. Я убеждён и говорил это с трибуны: «норма должна быть понятна и людям, и правоприменителям, чтобы при ее применении не было проблем и кривотолков».

Дискуссия, которая состоялась на заседании, перешла в сети и СМИ, где каждый пытался задать свою интерпретацию нормы. Много звучало предложений по делу, предложений практиков, но было очень много передёргиваний фактов и эмоций. Это лишний раз доказало, что каждую норму, каждый закон нужно разложить буквально по полочкам, чтобы каждому было понятно, для чего он и какие права защищает. Комитет в это время работал с правоприменителями, экспертами и представителями фракций Думы, чтобы к итоговому рассмотрению получить качественную и рабочую редакцию. Сегодня на заседании комитета мы обсуждали этот важный вопрос.

 

С учётом того, что регламент Думы предполагает возможность возврата ко второму чтению для внесения изменений перед итоговым принятием, мы предложили идти этим путём и доработали проект. Это решение поддержал комитет и рекомендовал поддержать его ГосДуме.

По сути:

1. Первую часть изложить так: Жестокое обращение с животным в целях причинения ему боли и/или страданий, а равно из хулиганских побуждений или из корыстных побуждений, повлекшее его гибель или увечье

2. Часть 2. В п.а) возвращена группа лиц

3. Специальное примечание исключено Таким образом, для квалификации по второй части не обязательно наличие хулиганских/корыстных побуждений.

 

 

Однако, на взгляд зоогуманистов, этого недостаточно, поскольку формулировка очень двусмысленна — «…а если без цели причинения страданий «гуманно» отравить/зарубить/пристрелить ? В целях обеспечения общественной безопасности, как догхантеры прикрываются . Ведь с вашей формулировкой они так и останутся — неподсудны, точно также, как и были раньше. Поскольку полиция в своей деятельности руководствуется циркуляром 2011 года объявляющим, что в действиях догхантеров нет события преступления 

ответ Нуштаевой


 P.S. В бытность Валентины Матвиенко губернатором Санкт-Петербурга,  в 2011/2012 году Смольный активно сотрудничал с догхантерами и платил им по 800 рублей за каждую привезенную собачью голову. Те везли головы полными «Газелями». Свидетельства подлого сговора сохранены на сайтах Bigforumpro и  Titulus  .
Реклама