Как-то раз царь в окружении советников и царица с сыновьями отправились из дворца на прогулку. Пройдя немного, они устали и расположились на отдых. Трое же царевичей пошли дальше, в глубь леса. Там они увидели тигрицу, которая недавно родила детенышей, но, в течение нескольких дней терзаясь голодом и жаждой, была уже готова сожрать свое потомство. Младший царевич сказал, обращаясь к своим братьям:

— Эта тигрица охвачена ужасными мучениями. Похоже, что она вот-вот умрет от слабости и истощения и может даже сожрать новорожденных.

— Правду ты говоришь, — отвечали ему на это старшие братья.

— А что ест эта тигрица? — снова промолвил младший.

— Ей по вкусу парная убоина да теплая кровь, — ответили старшие братья.

— Есть ли кто-нибудь, кто в состоянии своим телом спасти жизнь тигрицы, не допустить ее гибели? — спросил младший брат.

— Нет, — отвечали братья, — это очень трудно.

Тогда царевич подумал:

«В течение длительного времени вращаясь в круговороте сансары, то из-за приверженности к страстям, то из-за гнева, то из-за духовной омраченности, я бесчисленное количество тел и жизней впустую расточил. Что стоит тело, которое ради Учения ни разу не было отдано на удобрение поля благих заслуг!

Некоторое время все трое продолжали идти дальше.

— Вы идите, — сказал затем старшим царевичам младший брат, — а я исполню одно дело и вас догоню.

Он повернул назад и по старой дороге быстро вернулся к логову тигрицы. Подойдя к тигрице, царевич лег около нее, но та из-за слабости даже пасти открыть не могла, чтобы сожрать его.

Тогда царевич острой веткой пустил себе кровь и дал лизнуть тигрице, после чего та раскрыла пасть и сожрала тело царевича.

Старшие же братья, видя, что прошло много времени, а младшего брата все нет и нет, решили: «Пойдем искать по следам и осмотрим то место в лесу, где мы разговаривали. Наверное, нашего брата убила голодная тигрица».

Придя туда, они увидели, что младшего брата сожрала тигрица. Вокруг валялись клочья мяса и виднелись пятна крови. От такого зрелища старшие братья пали без памяти на землю. Когда же спустя долгое время они пришли в себя, то стали кататься по земле, оглашая воздух стенаниями, до тех пор, пока снова не впали в беспамятство.

Тем временем царице-матери приснились во сне три голубя, которые играли, летая туда и сюда. Вдруг ястреб схватил и унес самого маленького из голубей.

Дрожа от страха, царица проснулась и сказала царю:

— Я слышала, рассказывают, что голуби означают души сыновей. Если ястреб унес самого маленького из голубей, то, наверное, с моим любимым сыном случилось несчастье.

Сразу же были посланы люди на поиски, но тут вернулись два старших царевича.

— Не случилось ли несчастья с моим любимцем? Где он? — спросила их мать.

У обоих братьев как будто горло закупорило, даже дыхание прервалось, и они не могли выговорить ни одного слова. Когда же дыхание вернулось к ним, братья сказали:

— Младшего брата сожрала тигрица.

Услышав эта слова, царица потеряла сознание и пала на землю.

Когда после, длительного беспамятства она пришла в себя, то вместе с царем, сыновьями, придворными поспешила на место гибели младшего царевича.

К тому времени тигрица сожрала остатки мяса, и они увидали на земле только кости царевича да то там, то здесь кровавые пятна. Царица схватила голову, а царь — останки руки [младшего сына], и оба они, рыдая и стеная, упали без чувств. Долго они лежали без сознания, затем пришли в себя.

Царевич же Махасаттва, скончавшись на земле, возродился на небе Тушита.

«Почему и за какие поступки я здесь возродился?» — подумал он. Божественным глазом окинул царевич пять миров* и увидел в лесу, на месте своей кончины, родителей, которые стенали около его бренных останков, удрученные болью страданий из-за большой привязанности [к погибшему сыну].

Божество подумало:

«Такая скорбь может нанести ущерб здоровью и даже жизни моих родителей. Надо пойти поговорить с ними и ободрить их».

Подумав так, он опустился [из своей небесной обители] и с небесной вышины стал утешать своих родителей различными ласковыми словами. Те посмотрели на небо и спросили:

— Ответь нам, кто ты, о божество?

— Я был царевичем по имени Махасаттва. Своим телом я накормил голодную тигрицу и за это возродился на небе Тушита. О великий царь, знай следующее:

Что бы ни существовало [в мире], дхарма [этого существа] такова, что оно неизбежно приходит к своему концу. За рождением неотвратимо [следует] разрушение.

Если творить зло, то низвергнешься в ад живых существ. Если творить добро, возродишься на небесах.

Поэтому, если рождение и разрушение присущи всем, то зачем же из-за мимолетных удовольствий низвергаться в море страданий?

Разве это не понятно?


Кстати, не только в буддизме, но и во многих других древних доавраамических религиях был такой обычай , который назывался

ПРИНЕСТИ ПОСЛЕДНЮЮ ПОЛЬЗУ 

  • В зороастризме тела умерших клали на вершины специальных башен, чтобы ими могли насыщаться птицы ;
  • По древнемонгольским обычаям тела усопших людей оставляли в степи для пользы хищных животных ;
  • Древние греки , предчувствуя скорую смерть, бросались со скал вниз в ущелье, дабы их тела не пропали зря, а послужили пищей для Всего Живого
  • Гиперборейские народы хоронили умерших в море, кладя их тела в лодки, которые отталкивали от берега отправляя на волю волн и морских обитателей, за чей счёт люди и существовали.

Реклама