Для тех, кто не уследил за новыми достижениями безудержно прогрессирующей политкорректности, напомню, что «специзм» означает дискриминацию и порабощение животного мира самым великим эксплуататором всех времён — человеком.

Иными словами, если вы думаете, что Бог создал курицу только для того, чтобы она несла вам яйца, а рыбу — чтоб она поставляла икру к вашему столу, вы и есть «специст», потому что считаете себя причастным к высшему виду всех проживающих на планете, нещадно эксплуатируете этих проживающих, от домашнего скота, до червячка-шелкопряда, креста на вас нет, но управа найдётся.

Собственно, управа уже нашлась, просто не все ещё заметили и оценили по достоинству.

Вот во Франции уже заценили. В давно назревавшей и только что разгоревшейся полемике, особенно ярко полыхает откровение одного высшего полицейского чина:

«Мы не особо об этом распространяемся, так как люди пока ещё не поймут, но сегодняшние веганы становятся более опасными, нежели ИГИЛ*».

Это, на первый взгляд, явное преувеличение на самом деле требует некоторых пояснений.

Официальная статистка 2017 г. насчитала во Франции около 4% веганов, а уполномоченные обозреватели считают, что именно в этой среде очень успешно распространяется мощно заявляющее о себе движение «антиспецизм», которое сегодня рассматривают как пред-террористическое, с явными тенденциями известных леворадикальных, анархо-коммунистических и автономистских организаций.

Все наблюдатели и аналитики единодушно констатируют, что движение это находится в полном симбиозе с леворадикалами печально известного антиглобалистского «Чёрного блока» (Black Bloc) — это те самые люди с закрытыми лицами, которые вливаются в ряды любых манифестантов на крупных демонстрациях и устраивают погромы всего на свете, считая, что крушить и жечь созданное «капиталом», от автобусных остановок до магазинных витрин — долг каждой честной революции и потому только ускорит крах глобальной несправедливости.

Поначалу достаточно безобидное творчество веганов-антиспецистов, поливавших кровавой краской витрины мясных магазинов и кулинарий, торгующих гусиной печёнкой, сегодня ощутимо и открыто радикализируется, уже во всеуслышание призывая к методам откровенного террора.

Первые вылазки в апреле 2017 г., когда за пару недель сразу в нескольких департаментах Франции, активистами ассоциации «269 Освобождение животных» (» 269 Libération animale «) было разгромлено около десятка мясных лавок, с ощутимым, но не трагическим результатом, больше не удовлетворяют приверженцев борьбы с поставщиками и едоками «невинно убиенных братьев наших меньших».

Кабинетом министра внутренних дел французской прессе был предоставлен для публикации документ спец служб, утверждающий, что

«ассоциация разрабатывает новую стратегию для продвижения антиспецистской идеологии и призывает к массовому саботажу всех структур, институтов и лабораторий, имеющих отношение к мясной продукции».

Наблюдатели констатируют серьёзную подготовку к решительным действиям в леворадикальной среде, как то: формирование «спецназов», или хорошо подготовленных для «жёстких погромных операций» группировок.

Участникам предписывается «полностью чёрная одежда, футболки с символом ассоциации, дымовые бомбы чёрного или красного цвета».

Подобные вылазки вряд ли так серьёзно заинтересовали бы полицию, если бы не просочившиеся даже в прессу сведения, что среди организаторов подобных кампаний наблюдается много активистов-революционеров, повоевавших на реальных фронтах за Курдскую партию рабочих (КПР), а также людей из «Группировок народной защиты против исламского государства*«(YPG).

Эти люди, побывавшие на полях настоящих военных сражений, имеющие реальный и значительный опыт работы в подполье, изготовления взрывных устройств, владения оружием и прочей техникой «революционной борьбы», как сами они это называют, не совсем гладко вписываются в леворадикальную среду защитников прав убиенных животных, против «ремесленников убийств» (термин, которым активисты антиспецисты определяют всех «мясников» — поставщиков и едоков, вперемежку).

Возникает закономерный вопрос, с какой стати в официально (вроде бы) далёкой от религий и идеологий зоозащитной среде взялись эти люди, и за что именно они будут бороться?

Это и есть тот момент идеологической и практической «состыковки», который объединяет зоозащитное прекраснодушие с жаждой погромов у черноблочников-антиглобалистов: любая революция прежде всего обязана крушить, «чтоб уважать себя заставить…».

Страшно представить, какой гремучий коктейль смогут замешать все эти «спецы» военного дела, коими сегодня плотно нашпигованы ряды защитников прав животных, требующих от планеты приравнять скотобойни к Холокосту (активисты антиспецисты употребляют именно этот спектр…) и запретить любую эксплуатацию всех живущих на планете видов, права которых должны быть уравнены с человеческими, от курицы несушки, до хлопотливой пчелы, труд которой так бессовестно присваивают себе некоторые прожорливые Винни-Пухи из гомо сапиенсов.

По официально объявленным французской полицией данным, количество особо опасных леворадикальных активистов в данный момент в стране достигает 7500 человек. Что любопытно (и характерно…), среди них большой процент молодёжи из очень обеспеченных семей, причём, не только недоучившихся студентов, но и «дипломированных специалистов», нигде не работающих и отстаивающих свои безукоризненно «левые» воззрения таким вот образом.

Если учесть, что французские антиспецистские ассоциации находятся в тесной и нерушимой связи с собратьями из Германии, Голландии и Великобритании, совместно с которыми и планируются уже заявленные скорые «массивные саботажи», а взаимопроникновение всех перечисленных с вандалами-черноблочниками давно ни для кого не секрет, нетрудно представить, во что может вылиться какая-нибудь очередная «мирная манифестация» — ночные стояния перед скотобойнями, плавно переходящими в крушение самих предприятий, а также всего, расположенного в радиусе пары сотен метров и далее.

Каким бы чрезмерным или смехотворным на обывательски скептический взгляд ни показалось публично озвученное беспокойство французской полиции, всем скептикам и сочувствующим придётся дождаться подтверждения или опровержения заявленной опасности, чтобы окончательно её оценить.

Зато уже сейчас непременно следует отметить другой, многим и вовсе не ощутимый аспект этой с виду неброской проблемы, отголоски которой легко теряются в перенасыщенной информацией действительности.

«Отцом» антиспецизма считается австралийский философ-утилитарист, Питер Сингер, профессор биоэтики Принстонского университета.

Очень любопытный дядечка, с очень показательной «биоэтикой»: он считает, что в мире должен существовать приоритет для «полноценных жизней» некоторых видов. Так, например, согласно его воззрениям, жизнь здоровой собаки гораздо важнее жизни ребёнка-инвалида, который, по сути, только отягощает существование своим родителям и многим прочим членам человеческого сообщества, а потому, сообщество следует от ребёнка-инвалида освободить, как можно скорее. Чтоб никто не мучился.

Иначе говоря, Питер Сингер, отец антиспецизма, открыто проповедовал оправданное детоубийство, равно как и любую эвтаназию, на основании «качества жизни», как он это называл.

Оставив эту информацию для свободного размышления, я позволю себе обратить ваше внимание ещё на один момент, связывающий воедино целую цепь актуальных событий: не обольщайтесь симулякром безопасности такого понятия, как «незначительное меньшинство».

Основной постулат царствующей ныне на Западе политкорректности гласит: меньшинствам везде у нас дорога, меньшинствам везде у нас почёт.

Прорыв к власти, через признание самого понятия «меньшинства», подчинение которому со временем должно стать беспрекословным осуществляется той самой «техникой тысячи порезов» — одновременно, с разных сторон и разных вроде бы не связанных между собой «меньшинств» — там секс-обиженные, здесь — дискриминированные по цвету кожи, сзади — дискриминированные лишним весом, спереди — домогательствами, на горизонте — мясоедением, далее — чем угодно.

Весь букет подаётся под самой демагогической из приправ — состраданием.

И это сострадание к невинно убиенным и поедаемым зверюшкам из несогласных будут выбивать кувалдами и коктейлями Молотова.

Тем самым ещё более раскачивая давно протекающую лодку всемирного «гуманизма» в весьма неприглядных и однозначно тревожных целях.


*ИГИЛ — запрещенная в России организация

Елена Кондратьева-Сальгеро, журналист, главный редактор литературного альманаха «Глаголъ», Франция.   
Подробности от АК: http://actualcomment.ru/skromnoe-ocharovanie-neznachitelnogo-menshinstva-1810081241.html

Реклама