Всевозможные зоофашисты, от подлых догхантеров до ещё более подлых зоореалистов, постоянно вбрасывают в общественное сознание мысль о том, что все приюты для животных это концлагеря . Где собаки жестоко страдают, а потому будто бы гуманнее их умертвить, чтоб не мучились …

В этой связи предлагаем нашим подписчикам прочитать материал издания Москва 24 о частном приюте пенсионерки Людмилы :

_______________________________________________

История собаки Марфы, которая героически вывела ночью из пожара людей, прогремела на всю Россию. В нашем репортаже мы рассказываем о подвиге Марфы, ее жизни в приюте сегодня и хозяйке, спасшей обгоревшую собаку от верной смерти.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

61 собака и их хозяйка

В маленьком Трудпоселке, что находится недалеко от города Красноармейска в Московской области, живет необычная «семья»: пенсионерка Людмила и ее 61 собака. Уже на подходе к этому дому слышен задорный лай: две морды выглядывают из небольшого окошка на втором этаже, одна черненькая высунула нос через забор, а в другом окошке радостно виляет белый хвост.

Приют для животных существует здесь уже 19 лет, а начиналось все с трех собак. Бывший мануальный терапевт Людмила, которая всегда любила животных, подкармливала трех бездомных хвостатых, живших на автостоянке в Красноармейске. Потом автостоянка закрылась, и собаки от безысходности сами пришли к доброй женщине.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

Она отвезла их в дачный дом в Трудпоселке и сначала думала просто навещать раз в день, готовить, выгуливать и уезжать обратно в город. Но потом, найдя еще двух брошенных щенков в лесу, решила остаться в доме на постоянной основе и ухаживать за собаками. Так, незаметно, животных стало прибавляться.Ни одной собаки я специально не брала, каждая – со своей судьбой. Кто брошенный, кого сбила машина, а как-то приехала домой и увидела коробку у ворот с 12 щенками. Ноябрь на дворе, дождь со снегом, они все замерзшие, пищат. Взяла и выкормила, вот теперь им уже по шесть лет.

Все животные в приюте живут кланами и подобраны по характеру, поэтому ни одной собаки нет на привязи, они ходят свободно. Людмила каждую помнит по кличке:

«На втором этаже живут Альфа, Антошка, Джен, Джоник – сейчас из окна выглядывают. А вон Килька пошла гулять, а вот и Дамка прибежала», – с гордостью показывает на своих питомцев хозяйка.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

В самом доме и во дворе царят какой-то хаос и суета, куча виляющих хвостов, прыгающих лап и громкий собачий лай. Одна запрыгивает на пианино, еще две – на хозяйку, пушистик Алик включает и выключает свет, а его подружка Жужа целует фотографа. «Жужа, не вздумай лизнуть камеру! Ты любвеобильная, я знаю!», – грозя ей пальцем, смеется Людмила. По ходу она еще гладит Черныша, Гризли, черно-белого Пингвина, красавицу Линду и пока нелюдимую Шишу. .

И только в одной комнате в этом доме совсем тихо, там, тихо поскуливая, лежит обожженная собака по кличке Марфа. Подушечки ее лап обгорели до кровавого мяса, ресницы и глаза обуглены, на спине тоже огромный ожог. Накануне Марфа героически спасла людей из пожара и сама чуть не погибла, проведя сутки без движения на холодном снегу.

Подвиг Марфы

В ночь с 25 на 26 марта в поселке загорелась казарма, где жили люди. Сама Людмила на пожаре не была, но туда поехали ее дочь с мужем, узнав о происшествии.

В этой казарме лохматая Марфа жила уже два года. Пришла она неизвестно откуда и привязалась к людям: то у одних в комнате поживет, то у других, то в коридоре. Хозяевами были все, а Людмила ее постоянно кормила.

В ту злополучную ночь Марфа осталась ночевать у одной семейной пары, к которой особенно привязалась. Когда все уснули, собака внезапно начала громко лаять, прыгать и царапать дверь. Люди сначала подумали, что она сильно хочет в туалет, открыли дверь, а там уже все полыхало огнем.

Сгоревшая казарма. Фото: Москва 24/Антон Великжанин

Пожарные подъехали оперативно и стали снимать людей со второго этажа по пожарной лестнице, а Марфа выбежала через первый этаж на улицу сама. Одна из эвакуированных женщин, увидев собаку на улице, схватила ее за ошейник. Но Марфа, уже опаленная, с порезанной лапой, каким-то образом вырвалась и помчалась обратно в горящий дом. После этого из дома выскочили мужики.Никто сначала не понял, зачем она побежала туда второй раз. Но благодаря ее лаю, люди смогли сориентироваться в дыму и выйти наружу самостоятельно. Марфа бегала по первому этажу, скулила и фактически вывела их из дома, указав верный путь.

Будучи в шоковом состоянии после пожара, жильцы совсем забыли про собаку.

Обессиленную, продрогшую до костей Марфу нашли на следующий день за домом, она пролежала на холодном снегу почти сутки. Лапы и часть спины собаки были обожжены до кровавого мяса, обгорели нос, ресницы и брови, вся шерсть была опалена, и когда-то белые пятна превратились в желто-коричневые.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

Людмила сразу привезла Марфушу домой и поместила ее в отдельную комнату. Трое суток та лежала пластом, не ела, не пила и не ходила в туалет, на ногах начались отеки. Тогда женщина отвезла ее в клинику, где Марфе поставили укол, чтобы она смогла сходить в туалет. Раньше у нее не получалось это сделать из-за шокового состояния. Ветеринары также сообщили, что у собаки обожжены верхние дыхательные пути.

Спустя неделю Марфа начала потихоньку приходить в себя. Сейчас Людмила постоянно делает ей ванночки для лапок, смазывает их специальной мазью, чтобы быстрее подсыхали, и ставит обезболивающие уколы.

«Ласточка ты моя, девочка любимая», – старается утешить собаку женщина, слыша ее мучительное поскуливание.

Марфуша уже начала делать первые шаги, выходить на улицу, но это не так-то просто. Для того, чтобы лапки не повредились и не промокли, хозяйка делает ей перевязку, потом кладет прокладку, надевает на каждую лапку носок и пакет, и фиксирует все это липучкой. Но идти животному все равно пока больно и тяжело.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

После того, как информация о героическом поступке Марфы появилась в СМИ, люди со всей России стали помогать. Из Питера курьером прислали лекарства, отовсюду неравнодушные привозили питание, перечисляли деньги на лечение со словами: «Марфа, выздоравливай! Марфа, держись!» Людмила признается, что не ожидала такого отклика и очень благодарна всем людям: «Мы теперь даже сборы на Марфу прекратили, потому что лишнего нам не надо, ей на лечение хватит».

Многие хотят забрать животное себе, звонят с разных уголков страны: Уфы, Новосибирска, Краснодара. Но хозяйка приюта считает, что сейчас Марфу не нужно беспокоить. Она и так пережила большой стресс, а тут еще будет транспортировка, другие люди. 
Не мы выбираем животное, а животное выбирает нас. Нужно, чтобы Марфа сама выбрала хозяина. После выздоровления было бы здорово отдать ее в добрые руки, но где-то неподалеку, чтобы была возможность ее курировать и наблюдать.

Жизнь в большой будке

Несмотря на то, что адрес приюта Людмила не называет, люди все равно едут. Иногда подбрасывают щенков, не думая о том, что они могут переохладиться и погибнуть на улице. Некоторых удается пристроить. Вот и сейчас в приюте есть пять щенков, которые ждут своих хозяев. Кстати, их мама по кличке Марта жила в той же сгоревшей казарме, но, видимо, почуяв неладное, ушла за два дня до пожара к Людмиле. Теперь Марта с щенятами живут в старом уазике, который Людмила с улыбкой называет «родомобиль».

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

На содержание животных владелица приюта тратит всю пенсию, а также по вечерам немного подрабатывает по своей основной специальности – врачом-мануальным терапевтом. Клиенты в благодарность оставляют пожертвования хвостикам. Кто продукты для собак привозит, кто деньгами помогает. Если совсем туго, женщина договаривается с магазинами, чтобы ей отдавали старый, подсохший хлеб, или в кафе отходы забирает. Иногда, если нет денег, покупает мясо для собак в долг. Там Людмилу все знают и доверяют ей на слово.

А на кормежку нужно много продуктов: только сухого корма на день уходит два больших мешка по 15 килограммов. Помимо этого, владелица приюта варит для своих питомцев густой суп или жидкую кашу. Еда почти как в ресторане: сегодня гречневая каша на мясном бульоне с морковкой, завтра рис с квашеной капустой, а послезавтра рис с помидорами или каша с тыквой.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

Людмила признается, что без волонтеров ей не выжить: они и дровами помогают, и углем, а также убирают площадки и дезинфицируют будки. Хотя физической помощи все же не хватает: «Сейчас после зимы будки и калитки надо ремонтировать, вольеры ставить, все разваливается. Да и внимания нам не хватает, общения. Мы гостям всегда рады», – делится хозяйка приюта.

Сегодня пенсионерка живет своими любимыми питомцами. Они и двигаться заставляют и болеть не дают.

«С такой оравой болеть можно максимум два часа, а полдня – это уже роскошь. Они мне жизнь дают, доброту. Это не они у меня живут, а я у них живу в большой будке. Многому учусь у них и поражаюсь их интуиции и терпимости», – говорит Людмила.

Неравнодушные и сочувствующие люди сейчас отзываются на беду, и история с героическим поступком Марфы это доказывает. Общество оттаивает, и это норма. Если бы каждый себе взял старичка, ребенка из детского дома, кошечку и собачку, у нас вообще не было бы приютов.

Фото: Москва 24/Антон Великжанин

Автор

Лоскутникова Наталья


Подробнее: 
https://www.m24.ru/articles/obshchestvo/06042019/155254?utm_source=CopyBuf

Реклама