Не только про котиков

Мы в Руси Сидящей любим котиков. Поэтому когда один прекраснейший человек и член Попечительского совета Руси Сидящей попросил нас взять дело зоозащитника по котикам, мы с радостью взялись.
Руки прочь потому что от любителей котиков.

Имён здесь не будет, но история известная. Просто сегодня она как-то совсем уж окуклилась.

Обратился, в общем, гражданин N. В его исполнении история звучала так. Ему позвонила знакомая девушка с тревожным сообщением: в подвале жилого дома замуровали живых котиков. N. взял лом (для вскрытия подвала) и поехал.

Подходит с ломом к подвалу и начинает его вскрывать. И тут нарисовывается негодяйский начальник ЖЭКа и вскрывать ему не даёт. Слово за слово — наш N. сказал много плохих слов и легонько ударил представителя жилищно-коммунальных служб. Тот в полицию. В итоге уголовное дело на N. по статье 119 УК РФ «Угроза убийством», до двух лет.
О судьбе котиков больше никто не вспоминает.
И вот N. обратился к нам, и встретили мы его сочувственно.

Однако дело взять не смогли: дело в том, что N. успел развернуть большую кампанию по сбору средств на свою защиту, и добрый люди охотно откликнулись и пожертвовали ему вполне приличную сумму.

А мы так не можем, мы не можем брать деньги, и что с ними делать, непонятно. Мы ж только бесплатно можем.

Ну ладно. N. берет себе адвоката, и тот начинает его сильно пугать всякими последствиями. Ну ок, мы не вмешиваемся — не можем. И вот перед самым судом адвокат говорит N. ожидаемое: дружок, у нас с тобой соглашение только на следственные действия, а на суд еще денег надо.
А деньги кончились.

И тогда N. снова приходит к нам, однако всё равно объявляет кампанию по сбору новой порции денег. Мы опять не можем взяться, хотя сочувствуем сильно котозащитнику, но уже удивляемся: ты ведь уже знаешь, как действовать, зачем опять те же грабли.

Начинается суд, мы внимательно за ним следим. Рояль в кустах еще никому не помешал, если что — вступим в дело, ок. Потом отмываться будем, конечно, от вечных обвинений, но не привыкать.

А на суде выясняется прекрасное. Или ужасное. И всё это, конечно, было выявлено еще на следствии, просто никто никого не предупредил.


Дело было совсем по другому — и N. это признаёт. В том доме живёт девушка (которая и вызвала котозащитника), которая тоже любит котиков. Да так, что у нее в квартирке их было под сотню. И периодически они там не помещались и распространялись по лестничной клетке, и в итоге заняли еще и подвал. Они же котики.

Однако у жильцов первых этажей стали прыгать блохи. И кусать всё живое, включая младенцев. Жильцы обратились в ЖЭК (или как это называется), ЖЭК вызвал санобработку. Котиков из подвала выгнали (да, это нехорошо, надо бы не на улицу, а в приют), подвал обработали и закрыли, и на этом месте явился N. с ломом. А против лома нет приёма.
На суде N. вину признал, с начальником ЖЭКа примирился, выплатил ему все ущербы из собранных денег и разошлись.

Но ведь деньги собирали на защиту? Что значит — признал вину? Виноват? Так всё и было, нет? Начали звучать вопросы обеспокоенной общественности. И выяснилось, что с N. есть и некоторые другие проблемы. Например, парень по роду занятий — порноактёр. Женатый на порноактрисе. И что-то там еще всякого разного.

Это я к чему? Не то, чтобы мы в Руси Сидящей были против взрослого порно. Да на доброе здоровье. Котики и порно — вообще отличное жизненное сочетание.

Просто прежде чем кидаться кого-то защищать, узнайте историю до конца. Вдруг она вам не понравится.

Вот и котик вам советует.

 

Фото Ольги Романовой.
Реклама