Похоже, что живодерскую братию сильно припекают успехи Анастасии Федюниной и её друзей из организации «Зооправо» в разоблачении живодеров. Вот очередной вброс в СМИ с их стороны :


 

МОСКВА, 18 сен РИА Новости, Ирина Халецкая. Московская полиция задержала двух подозреваемых в рассылке шок-фото и видео, где они издеваются над котятами: заживо варят в банке, отрезают конечности, вспарывают брюхо. Найти их удалось благодаря неравнодушным людям, которые сами провели расследование. Активисты выяснили, что казнь происходила на территории Белоруссии. Через некоторое время непосредственный исполнитель подался в Россию, где и был задержан вместе с сообщницей из Подмосковья. Сейчас он находится под стражей. Однако резонансное дело раскололо зоозащитников на два лагеря: теперь активисты спорят, кто первым нашел убийцу.

Котенок
Живодеры рассылают видео жестокой расправы над котенком

Часть первая

О шок-контенте, который рассылали преимущественно зоозащитникам, общественность узнала благодаря председателю ассоциации юристов и специалистов по правам и защите животных «Зооправо» Анастасии Федюниной. Шестнадцатого августа она в числе прочих получила сообщение жуткого содержания от неизвестного, скрывающегося под фейковым аккаунтом «Алена Савченко». (Так зовут одну из хабаровских живодерок: в 2017 году Савченко вместе с 17-летней подругой Алиной Орловой ради удовольствия истязали животных и птиц, фиксировали все на камеру и выкладывали в Сеть. По решению суда Савченко получила четыре года и три месяца, Орлова — три года.)

Через несколько дней рассылка повторилась. Живодер убивал котят разными способами: одного сварил заживо в стеклянной банке, другого распял, третьему вспорол живот.

Федюнина рассказала РИА Новости, что она сразу же обратилась в отдел полиции по району Лефортово. Заявление приняли, однако уголовное дело не возбуждали. «Несколько недель органы не реагировали на наши обращения (заявлений было несколько), пока мы не дошли до замначальника полиции по округу. Были на личном приеме, прояснили ситуацию, после чего началось движение — 3 сентября возбудили уголовное дело», — объяснила зоозащитница.

По словам Анастасии, ей пришлось самой приехать в отделение и просить, чтобы ее наконец допросили. Федюнина также уточняет: к этому моменту следователь еще не изучила поступившие материалы. «С постановлением о возбуждении уголовного дела ознакомиться я не смогла до сих пор. Других заявителей не вызывали вообще», — сетует она.

Все три недели, пока полиция не возбуждала дело, активисты пытались выйти на след живодеров самостоятельно. Сначала в аккаунтах ассоциации публиковали фото еще живых котят и просили людей «опознать» их. Было понятно, что животных отдали по объявлениям в «добрые руки», а значит, кто-то должен был узнать своих питомцев. Впрочем, все детали активистка раскрывать не спешит, ссылаясь на то, что найдены только два человека из большой группировки живодеров: важно не спугнуть остальных.

«Мы узнали, что есть группа лиц, но работали они исключительно в Москве. О том, что среди исполнителей есть молодой человек из Белоруссии и девушка из подмосковного города, нам стало известно благодаря усилиям других людей. А дальше мы взаимодействовали с органами: передали в МВД Республики Беларусь. Оттуда пришел запрос на содействие в задержании — оказалось, что он уехал в Реутов Московской области. Поймали его благодаря совместной работе полиции и общественников. Раскрывать детали пока мы не можем, потому что идет следствие», — говорит Анастасия.

Ребёнок гладит котенка. Архивное фото
«Сниму убийство котика». Кто торгует видео с истязаниями животных

Известно, что девушка из Подмосковья укрывала у себя белоруса, когда его объявили в международный розыск. Он успел уехать в Россию до того, как против него возбудили уголовное дело. Девушку задержали, допросили и пока отпустили. Молодого человека допросили и арестовали. Сейчас оперативники устанавливают, совершал ли он преступления на российской территории. Если да, то вполне вероятно, что его не будут экстрадировать в Белоруссию, уточняет Федюнина.

В официальных группах ассоциации «Зооправо» Анастасия опубликовала видео момента задержания.

«Организовали за три дня. Все было профессионально и круто. У него не было никаких шансов сбежать, прыгнуть с балкона — его везде ждали», —  комментирует Федюнина.

 

 


Однако другие активисты и зоозащитники в сообществах раскритиковали действия «Зооправа», упрекнув организацию в том, что главную роль в поиске преступника сыграли сторонние лица — неравнодушные борцы за права животных и хакеры, о которых в ассоциации почему-то не говорят. Обиженные активисты выразили недоверие Федюниной, уточнив, что «Зооправо» собирает пожертвования на организацию работы, которую фактически не проводит.

«Мы — официально зарегистрированная организация. У нас есть устав, мы можем действовать только в его рамках. У нас там не прописаны хакеры, нет расследований, естественно, на это деньги тратить мы не можем. А собирать пожертвования мы имеем право только на юридическое сопровождение: госпошлины, когда подаем иски, на почтовые расходы, канцелярию, оплату юристов и адвокатов в регионах. Другие расходы исключены. Мы работали шесть лет на свои деньги, расчетный счет открыли только в январе этого года, потому как поток обращений увеличивается, мы не в силах помочь всем», — аргументирует свою позицию Анастасия.

И настаивает: сейчас важнее продолжать расследование, поскольку задержаны только двое из гигантской цепочки живодеров по всей России.

«А эти недовольства больше похожи на вброс самих же убийц, чтобы расколоть сообщество зоозащитников и сбить всех нас со следа», — резюмирует она. ( прим. ред. — полностью согласен !  )

Алоис Транси

Своя трактовка событий у белорусских зоозащитников. Екатерина Жукова из Мозыря — города, где и жил один из подозреваемых — говорит, что российские активисты вышли на нее еще в начале августа и никакого отношения к некоммерческой организации они не имели.

По словам Жуковой, помогала в поиске убийцы в первую очередь жительница Санкт-Петербурга Надежда Глотова (фамилия изменена).

Как было дело, РИА Новости поинтересовалось у самой Глотовой.

История с анонимной рассылкой шок-контента, вспоминает Надежда, началась не сейчас, а намного раньше — в 2017 году, почти сразу после того, как задержали хабаровских живодерок. ( прим. ред. — информация не проверена )

Глотова рассказывает, что именно тогда в соцсетях появилась парочка — «Алоис Транси» и та самая «Алена Савченко». Они публиковали разного рода шок-контент.

Котенок на улице
Полиция задержала подозреваемых в рассылке фото с замученными котятами

 

«Мы обращались в полицию, но должного эффекта наши заявления не произвели.

Поэтому мы искали живодеров сами, через открытые источники. В итоге, сопоставляя разные варианты, узнали, что страницу от имени «Транси» ведет некая девочка из Реутова. В принципе она и не шифровалась, с ней даже можно было связаться по скайпу, но кто это конкретно, понять было трудно.

Помог случай: эта «Алоис» пришла в тату-салон, чтобы сделать первую наколку. Мастером там работала зоозащитница. Рисунок был странным: надпись alosa и персонаж из мультика. Плюс девушка во время процедуры говорила про распятых котят и пентаграмму. Возможно, это было неэтично, но зоозащитница, испугавшись, записала ее номер. По нему мы вычислили страницы в ВК и кто этот человек — Дарья Петрова (фамилия изменена)», — вспоминает активистка.

Глотова вместе со сторонниками обращалась в полицию с просьбой возбудить уголовное дело в отношении Петровой — безрезультатно.

«Даше понравился «хайп» вокруг ее персоны и вседозволенность. Она создала сообщество «Божество Алоис Транси», где писала о своих злодеяниях. В комментарии приходили единомышленники: они восхищались ею, защищали от разгневанных любителей животных. Особенно отличался один парень — у него была своя манера отмечаться под каждым постом, он неустанно писал, какая Даша прекрасная», — приводит детали Надежда.

Сатанист и живодер

Что касается пользователя «Алена Савченко», то человек под этим ником публиковал в основном чужой контент, который находил в Сети или заимствовал у той же Петровой.

( прим. ред. ФРЗ «Добрый Мир» вычислил рассыльщицу ! )

Через какое-то время, уточняет Глотова, он пропал из виду, а в августе активизировался: нескольким людям пришло от него фото с обезглавленным котенком и записка. На ней была фамилия Харченко (одна из активисток зоозащиты из Санкт-Петербурга).

«Дело в том, что именно Харченко год назад активно писала заявления в полицию на Дашу Петрову. Рассылали жуткие фото и другим людям, никак не связанным друг с другом, но преимущественно зоозащитникам. Через два дня пришли еще две серии: на одном снимке расчлененный котенок, на другом — со вспоротым животом. Надписи были примерно те же самые», — рассказывает Глотова. При этом, добавляет она, послания были хоть и короткими, однако сильно напоминали слог того человека, который яро поддерживал в комментариях живодерку Петрову.

«Мы начали общаться с теми, кто был в круге доверия Даши. Удалось выяснить, что тот, кто рассылал фото, скорее всего, ее поклонник. Нам тогда еще сказали, что он «сидел в тюрьме за поджог церкви», но мы не смогли эту информацию никак подтвердить — ничего подобного в России не происходило. А потом выяснилось, что это было вообще в Белоруссии», — продолжает она.

Такой случай действительно имел место: группа из четырех человек сожгла храм Святого Георгия Победоносца в Мозыре. Их осудили на семь лет, однако один из них через пять вышел на свободу.

«Мы нашли сюжеты на местных телеканалах — увидели преступника, сделали скриншот. Пустили фото по группам, стали искать этого человека. Параллельно смотрели объявления, кто в Мозыре в последние несколько недель отдавал в «добрые руки» котят. Один трехцветный котенок нашелся: когда позвонили автору объявления, она рассказала, что отдала его мужчине, по описанию очень похожему на того, что участвовал в поджоге храма. Показали ей скриншот с сюжета, она его опознала. По номеру, с которого он ей звонил, мы нашли страницу — это был аккаунт того, кто постоянно писал в комментариях у Даши Петровой», — восстанавливает хронологию событий Глотова.

Петербурженка сообщила белорусским единомышленникам, чтобы были начеку. Те откликнулись и моментально нашли этого Александра: «Сказали фамилию и где он живет».

«Все те, кто общался с близкими Даши, продолжали по чуть-чуть выуживать у них информацию. В итоге кто-то проболтался, что Александр планирует к ней приехать. Двадцать восьмого августа живодер продал все вещи умершего деда, купил билет и отправился к Петровой. Больше всего мы боялись, что его потеряют из виду. Но все-таки задержали», — ставит точку питерская зоозащитница.

Уголовная практика

Сегодня в Сети распространяется огромное количество петиций в защиту домашних или диких животных от жестокого обращения. Несмотря на отсутствие правоприменительной практики, на что неоднократно обращали внимание и депутаты Госдумы, и активисты, многие жалобы людей все же не остаются без внимания. Так, по данным МВД, в год регистрируется около 250 преступлений, примерно 150 из них доходят до суда.

О том, какое наказание понесут 22-летняя Петрова и 27-летний белорусский гражданин, говорить пока рано. Если следователям удастся доказать их вину (в случае Александра — еще и совершение преступлений на территории России), им грозит от трех до пяти лет лишения свободы по 245-й статье УК — за жестокое обращение с животными с применением садистских методов и публичной демонстрацией в Сети.

Реклама